Интерес к шельфам – экономический

Современный интерес к изучению континентальных шельфов проистекает из вероятного экономического применения этих областей. Объем приобретаемых сейчас морских пищевых ресурсов оценивается суммой 8 млрд. долл. в год; из них 90% дают прилежащие заливы и шельфы. Больше половины образовывает рыба, потребляемая животными и человеком; другое употребляется в основном как удобрение.
На втором месте по экономической сокровищу стоит природный газ и нефть, которых сейчас добывается на шельфах на сумму около 4 млрд. долл. в год, что образовывает практически 1/5 общей всемирный добычи этих веществ. Сейчас добыча нефти и газа из шельфов США оценивается суммой около 1 млрд. долларов в год. Многие другие месторождения были разведаны американскими компаниями за рубежом. Возможно с уверенностью угадать, что в будущем мировая добыча на шельфах будет возрастать более стремительными темпами, чем добыча из скважин, пробуренных на суше.

Третьим видом ресурсов по современному количеству годовой добычи и возможностям на будущее являются гравий и песок, применяемые для разных строительных потребностей в Соединенных Штатах, Англии и других государствах. Сейчас мировая добыча этих материалов оценивается суммой 200 млн. долл. в год. Потому, что города и «сверхгорода» (мегалополисы) увеличиваются, обнаруживая тяготение к прибрежным районам, и потому, что легкодоступные источники этих стройматериалов или истощены, или те места, где они имеются, застроены строениями, то очень возможно, что прибрежная добыча гравия и песка очень сильно возрастет.
Довольно много пишут о возможности промышленной добычи с дна моря полезных тяжелых минералов, таких, как ильменит, рутил, циркон, олово, монацит, железо, алмазы и золото. Объем этих минералов, добываемых с дна моря, оценивается сейчас суммой менее 50 млн. долл. в год. Быть может, их количество возможно увеличено, в особенности олова; количество добываемого железа, напротив, уменьшается. Не через чур обнадеживающи возможности и для золота; добыча алмазов с дна моря также еще ни при каких обстоятельствах не приносила прибыль. Все дело в том, что золота и концентрации олова, воображающие промышленный интерес, возможно встретить только в близи (в пределах нескольких километров) от материнских магматических пород, а шельфов, в пределах которых развиты металлоносные изверженные породы, мало. Для образования залежей ильменита, рутила, монацита и циркона нужна очень энергичная волновая переработка пляжей — лишь тогда в них могут накопиться концентрации, достаточные для удачной добычи. В случае если древние залежи, которые раньше находились в зоне пляжей, оказываются загружёнными под воду, то цена их добычи в этом случае значительно увеличивается, даже в том случае, если эта залежь не погребена под «безлюдными» осадками и не смешана с ними. Быть может, такие месторождения будут разрабатываться в будущем, но лишь в том случае, если они экономически смогут соперничать с месторождениями на береговой линии. Это может произойти либо при возрастании цен на этот минерал, в связи с истощением его месторождений на суше, либо , если будут созданы более действенные методы морской добычи.
Фосфориты обширно развиты на шельфах Южной Калифорнии, Перу, Юго-Восточной и Северо-Флориды и Восточной Африки. США имели возможность бы наладить их добычу, но морские месторождения фосфоритов не могут соперничать с отличными материковыми месторождениями во Флориде, Айдахо, Монтане и Вайоминге, в которых сосредоточен приблизительно 1000-летний запас (из расчета на современные темпы добычи).
Большая часть исследователей думает, что цена морской добычи превышает цена добычи на суше плюс цена перевозки по суше. Но кое-какие месторождения вдалеке от США, быть может, оправдают их разработку, в основном по причине того, что находятся поблизости от тех районов мира, где ощущается громадная потребность в удобрениях, как, к примеру, в Индии. К сожалению, распределение фосфоритов в этих районах изучено слабо, и не делается практически никаких попыток организовать необходимые изучения.
Будущему потребителю океанических ресурсов нужно отлично не забывать слова одного ветхого ньюфаундлендского шкипера: «Мы ничего не можем у моря. Приходится с опаской подкрадываться, хватать и поскорей уносить ноги». Однако, континентальные шельфы, когда они будут надлежащим образом изучены, окажут помощь нам существенно пополнить отечественные знания об истории Почвы и станут еще более ответственным источником пищевых и сырья.

Добавить комментарий