Исключения по размеру

Исключения по размеру

Не все травоядные в пелагической пищевой цепи имеют микроскопические размеры. Имеются и пару исключений. К примеру, у сельди и сельдеподобных рыб фитопланктон есть главной частью их рациона. Это открывает им доступ к таким источникам питания, которые многократно превышают пищевые ресурсы большинства животных плотоядных групп. Вот по какой причине полурастительноядные рыбы составляют главную массу мировых уловов рыбы.
Главные источники питания пелагических популяций передаются дальше на все громадные расстояния и все меньшими порциями к более большому зоопланктону, потом к кальмарам и мелкой рыбе и, наконец, в пелагическую область, где обитают разнообразные высшие плотоядные животные. Чтобы выжить тут, организмам требуются или замечательные защитные приспособления, к примеру стрекательные клетки медузы и физалии, или громадные размеры, острота зрения, быстрота реакции, скорость, сила. Тут очень сильно развито такое уровень качества, как обтекаемость формы тела.

В тропических водах это заметно даже у небольших рыб, поскольку меньшая вязкость теплых вод позволяет малой по размерам, но отлично обтекаемой по форме жертве развивать громадную скорость, чтобы уплыть от хищника с не хорошо обтекаемой формой тела. В холодных, более вязких арктических либо глубоких водах аналогичной обтекаемостью владеют только рыбы с длиной тела, вдвое большей.
В пелагической территории обитают кое-какие из самых больших и самые совершенных по форме существ, когда-либо населявших отечественную Почву: тунцы с их идеально обтекаемым телом; бессчётные дельфины-ловцы летающих рыб; морские свиньи; клинок-зубатые киты и рыба, питающиеся в небольших и глубоких водах, и вдобавок самые громадные из всех плотоядных — усатые киты и кое-какие планктоноядные акулы, которые питаются мелкой рыбой и мелкими рачками. тюлени и Морские львы в поисках пищи ныряют на большом растоянии вглубь пелагической территории. В альянсе с этими большими хищниками действуют и плотоядные акулы, поджидая раненую добычу. Морские птицы (а кое-какие из них приспособились к практически постоянной жизни в открытом океане) потребляют много морской пищи, ныряя за ней в воду, окунаясь, скользя по поверхности и хватая собственную жертву на ходу. Населяющие эту область существа развили у себя такие способности, как совершенную олокацию, до сих пор не растолкованное наукой чувство ориентировки и очень узкое обоняние.
Эти большие морские животные движутся в большинстве случаев сворами, стадами и косяками. Такое группирование отвечает потребностям спаривания; кроме того, оно выгодно и со стратегической точки зрения, как для обороны, так и для нападения, напоминая в этом смысле конвой грузовых судов и «волчью свору» подводных лодок времен второй мировой. Как оборонительные, так и наступательные построения обычно достаточно сложны. Небольшие рыбы нескольких разновидностей в большинстве случаев образуют неспециализированную свору. Разные хищники тоже объединяются в группы, и питание многих видов морских птиц полностью зависит от той рыбы, которую выгоняют на поверхность подводные хищники.
По ночам в море возможно замечать драматические зрелища, потому что своры спасающейся рыбы и хищники практически в любое время освещены живым «холодным» светом, исходящим от микроскопического и более большого планктона. Причина такого вездесущего излучения света морскими микробами остается неясной, и предлагаемые объяснения противоречивы. Имеется предположение, что свет-это собственного рода побочный продукт жизнедеятельности прозрачных микроорганизмов. Существует также догадка, что излучение света планктоном (биолюминесценция) при нарушении его покоя выгодно планктону, потому что, освещая собственных неприятелей, он выдает их тем хищникам, которые со своей стороны охотятся за ними! Кое-какие хищники ищут собственную добычу по тому свету, что она возбуждает у собственной жертвы планктона.
Но тяжело обезопасисть тот тезис, что именно это было яркой причиной происхождения биолюминесценции, потому, что указанный эффект не дает полностью никаких преимуществ тому микробу, что породил свечение. Быть может, люминесценция микроорганизма охлаждает наступательный пыл не любящего света зоопланктона и потому прежде всего приносит пользу как личное средство защиты. А в то время как свечение становится неспециализированной чертой популяции, то свойство планктона выдавать присутствие собственных соперников их неприятелям тоже становится значительным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *