Поиск безжизненной зоны

Поиск безжизненной зоны

Ученые занимались драгированием, не переставая поисков границы мёртвой территории, в условиях которой ничто живое не имело возможности бы существовать. В 1866 г. норвежец Микаэл Саре проводил драгирование на глубине 800 метров и опять нашёл стебельчатые морские лилии, которые до этого были известны лишь в качестве ископаемой фауны и редко виделись в отложениях возрастом моложе ста миллионов лет. Годом раньше Чарльз Дарвин опубликовал собственный труд «О происхождении видов», что стал причиной активные дебаты. Один из появившихся наряду с этим вопросов пребывал в том, что в эволюционной цепи недоставало многих звеньев. Быть может, представители этих звеньев, подобно морским лилиям, существовали в море.
Имея в виду все эти открытия, возможно было ожидать, что новая идея существования в океане на маленькой глубине мёртвой территории сойдет со сцены. Вправду, в не так давно вышедшей в свет работе по истории океанографии приводится репродукция, изображающая подъем известного телеграфного кабеля, поверхность которого покрыта живыми организмами, и сообщено, что этот факт «рассеял все сомнения» довольно широкого Распространения судьбы в морских глубинах.

Но, как мною уже отмечалось, в связи с случившейся революцией в науках о Земле ученых довольно часто убеждают только факты такого рода, которые близки к их профессии. Поэтому Уайвилл Томсон в 1877 г. писал, что «в 1868 г. … этот вопрос, так, оставался нерешенным», и перешел к описанию организации океанографической экспедиции на военно-морском судне Англии «Лайтнинг» («Молния») в 1868 г. под покровительством Королевского общества. Экспедиция нашла бессчётные следы судьбы в море, окружающем Англию, на всех глубинах впредь до 1100 метров, и по некоторым соображениям этот вопрос, по-видимому, был исчерпан — по крайней мере с позиций Уайвилла Томсона.
Сейчас во взорах биологов случился резкий поворот; они сделали вывод, что, на что бы ни походили морские глубины, они должны быть необычными, и если они не лишены вполне жизни, то, быть может, кишат малоизвестными существами. Этот период начался с открытия Т. Г. Гексли-защитника дарвиновской теории эволюции судьбы и одного из ведущих биологов собственного времени. В 1868 г. он изучил морские пробы, забранные одиннадцатью годами ранее, и, к собственному удивлению, нашёл в них узкий слой вязкого студенистого осадка, содержащего гранулы, похожие на ядра клеток. Тогда он сделал вывод, что это какой-то организм (в случае если лишь этим термином возможно обозначать существо без органов), и назвал его Bathybius haeckelii в честь известного германского биолога.
Сам Эрнст Геккель, конечно, показал интерес к этой превосходной находке и сделал вывод, что она есть ключом к познанию судьбы в море, сущностью эволюции и т.д. Он считал, что батибиус был не чем иным, как первичной слизью, которая покрывала все дно моря и которая поставляла загадочную пищу, требовавшуюся для поддержания судьбы, найденной в пучинах моря. Батибиус якобы оставался в собственном первозданном состоянии, в силу того, что пребывал в совсем стабильной среде. На маленьких же глубинах условия среды были более изменчивыми, и, следовательно, ископаемые остатки живых организмов отлагались слоями на различных уровнях моря. Спустя четыре года после открытия, сделанного Гексли, экспедиция на «Челленджере» отправилась в море, чтобы собрать как возможно больше информации об этом играющем огромную роль веществе и закартировать области его распространения. Но никаких его следов найдено не было. После возвращения судна из экспедиции в следствии шепетильно совершённых опытов, в итоге, было доказано, что батибиус образовывался методом медлительно протекающей химической реакции в морской воде по причине того, что в воду додавали спирт для консервации образцов животных. Затем морские биологи стали упорно изучить дно моря в поисках реально существующих организмов и распознали вправду существующую сложную совокупность их сотрудничества, обрисованную Джоном Айзексом в статье «Природа океанской судьбе». Даже сейчас эти поиски далеко не закончены. Тяжело брать образцы скальных пород с дна моря, в силу того, что они жёстки и находятся весьма глубоко. Тяжело изучать океанские течения, в силу того, что окружающая их водная масса тоже находится в движении. Но неприятности вторых исследователей океана ни в какое сравнение не идут если сравнивать с проблемами, поднимающимися перед морскими биологами. Они совсем не осознавали некоторых качеств судьбы на абиссали. К примеру, считали, что на абиссальных глубинах нет больших активных животных легко по причине того, что никто не имел возможности додуматься, что нельзя сфотографировать акулу, в случае если предварительно не дать ей приманку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *