Попкорн – неделя без клева

Пришла я как-то в августе на Бароновку ещё затемно, вооружённая, как говорится, до зубов. Даже блесну сейчас забрала, которую порекомендовал умелый спиннингист. Ну, сколько возможно окуню гонять под моими ногами, вот я ему сейчас воздам! Закинула под камыш поплавчанку, на середину — патерностер с кормушкой, приготовила спиннинг и принялась ожидать.
В то время как стало совсем светло, рядом со мной пристроился мужичок — из тех, с которыми не весьма хочется общаться. Хмурый, неразговорчивый, с отталкивающей наружностью, он поставил рядочком шесть удилищ, на каждом по три кучки мастырки, в каждой кучке по крючочку с розовыми шариками, похожими на пенопласт. Жадно покуривая и плюхая семечки, он принялся таскать карасиков одного за другим. У меня же всё молчало. Возможно было бы поразмыслить, что клёва нет, в случае если б не мужик рядом…

 

Я меняла наживку, перебрасывала снасти в различные места, даже пробовала поднаживлять на крючок пенопласт, но всё было безтолку. В этот самый момент наконец-то начал гонять окунь. Я забрала спиннинг со своей самодельной гирляндой. Дело в том, что мне дали совет весьма лёгкую вертушку — Mepps «00». Спиннинг был у меня любительский, туристический. Он весьма эргономичен в плане того, что в собранном состоянии легко влезает в портфель, но вот закинуть с его помощью лёгкую блесну никак запрещено, кастингу него где-то грамм 50. Когда я его приобрела, такого понятия, как «кастинг» ещё не знала. Вот я и придумала к пружине прицепить железные поводки. С одной стороны присоединила мелкий виброхвостик, с другой эту самую вертушку. Окунь такие штуки обожает, он клюёт на них с большей охотой, чем на одинокую блесну. Срабатывает дух борьбы, необходимо перехватить жертву раньше того, кто за ней гонится иначе. Вот и сейчас клюнуло мгновенно. Мужик взглянуть на меня заинтересованно. У меня снова клюнуло. Он уже задал вопрос. И медлено мы разговорились. Он выдал мне собственную тайну, я — собственную. Выясняется, шарики — это сухое тесто. Сейчас он забрал с запахом чеснока, но хорошо трудится также и запах клубники. В народе эти шарики именуют «попкорн».

Когда я уходила, было около девяти. Мужик продолжал медлено таскать карасиков. Не так, чтобы уж весьма, но его мелкий садочек был полон на треть. В случае если учитывать, что это всё ловилось на шесть удилищ, на каждом из которых по три крючка, то путём нехитрых арифметических вычислений возможно прикинуть, как бы отловилась я со собственными двумя крючками на два удилища, имея равные возможности с мужиком.
Но мне стало совсем скучно, за четыре часа я поймала пару небольших краснопёрок с середины, да мелкого линька под берегом. Разве что окунь повеселил. В то время как он начал гонять под берегом, я прицепила «гирлянду» на начала и фидер ходить на протяжении воды, проводя блесной под её поверхностью. Окунь сразу же выскочил из засады и нападал. Было весьма забавно, я так как видела атаку в первый раз! Но скоро развлечение закончилось, окунь наелся, а мне было нужно сматываться. Больше не было сил следить за удачами соседа.

Рабочая неделя выдалась весьма напряжённой. Еле дождавшись выходных, я приобрела «рыбный попкорн» и рванула на Бароновку. Чего я лишь не вытворяла с этими шариками: и цепляла на патерностер, и подсаживала различную наживку, и лепила разные конфигурации на пружине, но результат был плачевен: пару краснопёрок чуть меньше ладошки. И те начали попадаться, когда я протыкала шарик полностью, выставляя наружу жало крючка. Когда я жало закрывала, было довольно много холостых поклёвок, и всё. А проткнуть жёсткий шарик узким крючком было непросто. У меня так как крючки № 12 и №14, не больше. Я даже один из них погнула, до того не легко протыкать. На пружине находились крючки потолще, но на них красноперка не попадалась.
Возможно с уверенностью заявить, что в тот день на данном водоёме клёва не было. Наоборот скучало пару ры-бачков. Но у меня шарики рыба съедала мгновенно. Под берегом на удочку клюнул даже мелкий карасик. Он так со страхом вращал глазами и «кричал» ротиком, что я не стала опускать его в садочек, чтобы позже сфотографировать со всей мелочью, а отпустила сразу же. Почему-то у меня больше симпатии к карасикам и линькам, чем к хулиганистой краснопёрке либо прожорливому окуню.

В плане рыбалки моему упорству возможно позавидовать. Я носилась с этой новой для себя наживкой целую семь дней. Так как мужик заявил, что в далеком прошлом отказался от возни с домашним тестом, и вполне перешёл на сухое магазинное. А у меня как раз выдалась свободная семь дней, вот я и обошла все ставки в округе. Погодка была превосходная, температура наконец-то опустилась ниже тридцати и, не смотря на то, что на небе было так же, как и прежде малооблачно, прохладный ветерок не позволял падать в обморок.
Первым после Бароновки я посетила небольшой ставок на Горбанёвке. Зимой мы тут намываем мотыля, когда в магазине совсем уж небольшой либо несвежий. Этот ставок славится собственной плодовитостью, в том месте рыбка скоро откармливается, в силу того, что кормовая база легко роскошная, для всех видов. В прошедшем сезоне даже запустили малька толстолоба, в следующем уже буду тренироваться на нём, тоже рыба занимательная, не так легко поймать. Пришла я на этот ставок не через чур рано. Дыхание осени сказало о том, что клёв утром забрало с собой уходящее лето. Наподобие и жарко, наподобие и сухо, и о приближающейся осени говорят лишь легко прохладные ночи да низкое солнышко, но рыба уже с летом простилась, не желает клевать с самого утречка. Так что возможно выспаться, и явиться на водоём часам к восьми. На Горбанёвку я пришла в семь. Посидела часик, поймала под берегом небольшого краснопера, и всё. На фидере все шарики были целы. Рядом со мной сидел калека. У него место прикормленное. Он живёт рядом и рыбачит практически ежедневно. Сейчас он поймал карася-калеку. Даже меня позвал, продемонстрировал. У карася был оторван рот практически с носом. Конечно, при таком увечье он будет всегда голодным.
— А я так как его уже ловил, — говорил калека, — но отпустил, пожалел. Видно, не будет с него толку, не оклемается. Будет необходимо на сковородку отправлять.
В восемь я отправилась на «запретку». В том месте сидел грустный Вовка, у него было пусто.
— На что ловишь, Вовчик? — спросила я.
— Червяк, манка, перловка.
— На, поставь шарик, — протянула ему баночку.
Постояла рядом минут двадцать, поболтала о текущих делах, но так и не дождалась поклёвки. Отправилась на соседний, «аптечный» ставок. Он находится на задворках аптечного склада, исходя из этого так и именуется.

На «аптечном» сидел дядя Петя. Он расположился на трухлявом мосточке в «гузыре», в начале ставка. У дяди Пети было четыре удочки, одна из которых живцовая. Рядом вился беспризорный кот: клевал лишь небольшой окунь. Дядя Петя ругался и швырял окушков в сторону кота. Стоило мне подойти поближе, как у него клюнул карасик.
— О! Хоть раз дама принесла успех! — был рад дядя Петя. Это был его первый карасик на сегодня. Часы показывали девять утра.
Следом за ним выдернул из воды карасика и Серёга, сидящий на таком же мосточке наоборот дяди Пети.
Я с азартом расположилась рядом, на берегу, развернув веером три удочки. Очевидно, тут же наживила «попкорн». Действительно, зная особенности местного карася, подсадила к шарикам парочку опарышей. Добрейшей наживки на данном водоёме не придумать.
Наживку сбивало мгновенно. На оставшегося опарыша клевали те же небольшие окунчики да зубатка. Кот бегал между мной и дядей Петей, задравши хвост трубой. Весьма интересно, сколько же в него влезет? Он даже съел с наслаждением громадной кусок рыбьей каши, и снова побежал к дяде Пете, когда тот его позвал.
— А чего «Зеленбуд» с собой не привела? — спросил дядя Петя.
— Это кто ещё таковой?
— Да ходит ко мне необычный тип, живёт в твоём районе. Я думал, ты его знаешь. Супруга без рыбы к себе не пускает, вот он и сидит тут до упаду. Придёт, весь час себе халабуду строит из веток, позже сидит, ничего не ловит. Вот так вот сидит с пяти часов утра до пяти вечера, и ни одной поклёвки, воображаешь? Это он назло жене, что ли?

Моего терпения хватило до одиннадцати. Уже и дядя Петя ушёл с восемью карасиками в садочке, и кот наелся, уснул под кустом, а я всё сохраняла надежду на что-то, упрямо наживляя шарики. В то время как прекратила «дыбать» даже зубатка, я смоталась.
Иду мимо Вовки, а он сияет: «В девять начало клевать, да все такие большие, один даже грамм пятьсот!» — и в подтверждение вынимает садочек. — «Пять штук и четыре схода. Берег неудобный»…
Он и правда сидел на обрыве, его поплавки чуть добывали до воды за кромкой густых водорослей. Неясно, по какой причине он сел конкретно тут, в случае если имеется много мест с чистым берегом? Либо легко по причине того, что тут тень, либо что-то знает? Не согласился, вредина!
В тот день я ушла совсем расстроенная. Но уже на следующий сидела наоборот Вовки, у чистого берега с подсачеком наготове. Вовка притащил с собой двоих друзей. Видно, продемонстрировал собственный садочек. Они яростно отмечали День Независимости. Отлично, хоть на том берегу, мне это не через чур мешало. Поклёвок не было совсем. Ни у меня, ни у них. Шарик я наживила уже на одну удочку из трёх. Моя вера в его уловистость быстро таяла. Просидев до десяти, я так и не заметила ни единой поклёвки. Как говорится: глухо, как в танке!
К себе я уходила в совсем расстроенных чувствах. Имеется, конечно, ещё «попкорн» с запахом клубники. Может, испытать его? Не смотря на то, что, как я знаю, карасик весьма неравнодушен к запаху чеснока. А у меня он действовал, по большей части, на красноперку.

Совсем мой опыт провалился в тот день, когда я решила посетить тайный водоёмчик, скрытый от вездесущих местных рыболовов. Отыскала я его случайно, лет десять назад. Тогда он показался мне непривлекательным: дно, как корыто, глубина под берегом — считанные сантиметры. Вода была прозрачная, и водоёмчик смотрелся как городская лужа — безлюдным, с плавающими на поверхности сухими страницами.
И вот практически через месяц иду я на Бароновку. А навстречу мальчик с удочкой. Куда, говорю, путь держишь, рыбачок? На «Песчаный», отвечает. И что в том месте, задаю вопросы? Да краснопер поклёвывает…

Удивилась и отправилась себе дальше, куда и направлялась. А «Песчаный» засел в голове, никак не выходит оттуда. Отыскала однако время. Действительно, перед этим обошла все бароновские ставки. Убедилась, что клёва нет, и со спокойной душой отправилась на ту «лужицу». По пути свернула в местный магазинчик. Послушала легенды про барона, что и вынудил крепостных вырыть эти ставки. А позже рассекал по ним на лодке, за что и взяли они наименование «бароновские». Так что никакая это не Бароновка, наименование выяснилось
историческим. Пригород именуется Горбанёвкой, что по фамилии местного пана Горбачёвского. Имеется улица Бароновская, одна просматривала табличку. Но местные всё равняется именуют эти красивые места Бароновкой, да и живут в том месте люди небедные. Так сообщить, уже по традиции…
Но ещё более необычную историю я услышала про эту самую «лужицу». Оказывается, ещё «за царя Панька», другими словами ещё при Хрущёве, как они выразились, рыл один мужик для собственных коров водопой экскаватором. И зачерпнул он ковшом какую-то деревяшку. Икона это была, «Рождества Святой Божией матери». Сейчас она в местном храме висит, прихожан радует. После этой истории мне вдвойне захотелось посетить ставочек. Лишь дорогу к нему забыла, и никто в магазинчике тоже не знал. Отправилась на протяжении ручейка. Вернее, поползла, в силу того, что было нужно продираться через чащу. Но это лишь «обычные храбрецы постоянно идут в обход», такие как я в большинстве случаев прутся напролом. Самое забавное, что назад я шла уже по асфальту. От «лужицы» на гору была проложена достаточно утрамбованная тропинка, а дальше вообще дорога, ведущая к дачным участкам.

Озерко превратилось в болото. И клевал болотный карасик. Самое неприятное было то, что попкорном он просто брезговал. Ставлю опарыша, клюёт. Подсаживаю шарик сухого теста — поклёвок нет. Снимаю его — поклёвка мгновенно. Червя у меня с собой не было, да и скучен мне таковой карась. Вот в случае если б и правда отыскать краснопера, он бы попкорн не пропустил.
Самое забавное меня ожидало дома, в моём аквариуме. Имеется у меня таковой биологический
барометр: родостомусы и юлидохромусы. Пробовала я проверять клёв на вторых рыбах, но сомики и другие пузатые рыбы, наподобие гупышей да золотых, имеется желают постоянно. А вот эти мои любимые «ностордамусы», в случае если висят вниз головой и на падающий корм не реагируют, то про рыбалку возможно забыть. В этот день родостомусы совсем побледнели, валялись кое-где по водорослям, юлидохромусы тоже на протяжении стеночки висели и на мои попытки их накормить реагировали недоумённо: «Хозяйка, ты что, не видишь, нам не хорошо совсем»…
Так что, возможно, сухое тесто тут и ни при чём. Легко необходимо подождать доброй погодки, и успех улыбнётся мне?

Прошёл ровно год. в один раз, планируя на Писаренки, где показался новый платный ставок, я наткнулась на баночку с «попкорном». А незадолго до мне как раз подарили снасть называющиеся «убийца карася». Наименование, конечно, страшное. Отечественные продавцы не отличаются широтой фантазии. Вы бы пошли в салон красоты «Фифа» либо «Пижон», которые реально существуют в Полтаве? Вот и я ни при каких обстоятельствах бы не приобрела «убийцу», но мне её подарили. В этот самый момент, при виде набора из «убийцы» и «попкорна», в моей голове внезапно сложился пазл. Может я и правда легко похожа на жирафа, но с того самого дня мои уловы увеличились многократно. Необходимо что-то типа дедовской «соски», вдавливая шарик «попкорна» в мастырку, возможно в магазинное тесто либо хлеб с капелькой ароматизатора, наряду с этим жало крючка выставляя наружу. Действительно, имеется один недочёт: карась засекается не хорошо, как попало — за нижнюю губу, за шнобель, чем зацепится, когда сосёт ароматное тесто, и вываживать его необходимо скоро, пока не сорвался. Но результат того стоит. Наконец-то моя рыболовная гордость расцвела в полную силу!

Добавить комментарий