Ранняя весна. приятный «нежданчик»

На удивление мягкая зима и весьма раннее вскрытие водоемов в феврале-начале марта позволили исстрадавшимся за зиму любителям спиннинга половить хищника до начала нерестового запрета с лодки. Таковой удобный случай выпадает весьма нечасто, поскольку в большинстве случаев целый март месяц большая часть водоемов еще скрыто подо льдом, пускай уже и ненадежным и рыхлым. Только водоемы с сильным течением, вскрывающиеся раньше всего, разрешают до запрета отвести душу со спиннингом, но такие условия ловли предполагают ловлю лишь джигом — с воблерами на большие глубины и течение соваться безтолку. Да и по холодной весенней воде хищник не очень-то настроен реагировать на воблеры, причем, любой геометрии — сейчас джиг в абсолютном фаворе.

Но существует большой отряд спиннингистов, для которых одна поимка рыбы не есть самоцелью: добрый пример тому — любители ловли на воблеры, не изменяющие своим приоритетным приманкам ни под каким предлогом. К примеру, в какой-то произвольный день окунь и щука весьма нехотя реагируют на прекрасные «пластмасски», но на вращающиеся блесны ловится легко превосходно. Среднестатистический спиннингист при таких условиях дотянется из загашника возимую на рыбалку по ветхой привычке безотказную вертушку, пристегнет ее к поводку и начнет ловить рыбку за рыбкой. В то время как рыболов не зацикливается строго на каком-то одном классе приманок, а экспериментирует и выбирает те из них, на которые сейчас реагирует хищник, это, конечно, верно. Но, как я уже сказал, существует большая прослойка ортодоксальных любителей воблерной ловли, для которых принципиально важно не просто поймать щуку либо, к примеру, судака, а поймать обязательно на воблер — конкретно в этом и заключается верховный пилотаж.
Ловля в любом водоеме сразу после его освобождения от ледового панциря имеет собственную специфику. Температура воды еще низкая, что не помогает рыбьей активности, плюс хищник сейчас, в большинстве собственном, находится на достаточно больших глубинах. На мелководных участках водоема в случае если и возможно что-то поймать, то значительно чаще это будут худосочные неполовозрелые «шнурки», и это уже стало практически теоремой — вашим уловом может стать максимум килограммовая щучка, да да и то нечасто. В это время с воблерами удается добиться успеха от случая к случаю, однако, энтузиастов «воблероманов» это не останавливает. А вот для любителей джига и микроджига эта пора бывает время от времени по-настоящему золотой возможно нарваться на преднерестовую активность хищника, которая наблюдается сейчас значительно чаще на глубинах как минимум несколько метров. Не считая судака и щуки, не говоря уже об окуне, на силиконовую приманку может влететь и хороший сомик.
Но, независимо от того, на приманки и какие снасти ловит рыболов, всех нас после вынужденного зимнего ничегонеделания как магнитом тянет на водоем. После зимы приятно даже , восстанавливая какие-то нюансы техники, покатать на громадной воде новые приманки, показавшиеся в коробках за зимний период, испытать новые снасти — словом, имеется чем заняться увлеченному спиннингисту. Да и весеннее солнышко, свежий речной атмосфера так и манят, кличут вырваться из душного города, с его выхлопными газами, шумом и людским столпотворением.

Одна из таких ранневесенних поездок в текущем году прошла в весьма заманчивые места, где прежде рыбная ловля вообще (и с лодки а также) строго запрещалась, поскольку это была территория Днепровско-Тетеревского национального заповедника. Но, практически сразу после прихода к власти отечественный «все еще легитимный» пан Янукович одним росчерком пера снял с этих мест статус заповедника, устроив в Сухолучском лесу
очередное место для собственных царских охот. В лесу нарубили новых просек, заасфальтировали их, понастроили охотничьих башен, загонов и ловушек для кабанов (которых, кстати, разводили за сеткой-рабицей: людей они совсем не опасались и бесстрашно бродили по лесу с электронными чипами в ухе). Выстроили маленькие «хатынки», где тогдашний «поручитель» имел возможность предаться после охоты отдохновению со всем надлежащим его великодержавной особе комфортом.
В завершение всего этого господского кайфа всю огромную территорию леса окружили глубоким рвом, что скоро наполнился водой, а на нескольких заездах «пахан» поставил собственных опричников со строгим приказом «не пущать смердов». На автомобилях пускали лишь обитателей сел, которые пребывали за воротами, в лесу, — вторых заворачивали под различными надуманными предлогами. Я по какой причине с таким знанием дела пишу — уже, как минимум, полтора десятка лет я езжу в те заповедные места за грибами и знаком со всем этим беспределом не понаслышке.
Человеку со стороны имело возможность показаться, что раз заповедника больше нет, то в устье Тетерева возможно свободно ловить рыбу — помой-му так по логике получается. Но, к «объекту» не только с суши, но и с воды приближаться было строго не разрещаеться, чтобы, не ровен час, не нарушить отдых утомившегося от забот о населении украины «отца нации». Осуществляли контроль этот процесс автоматчики на быстроходных катерах с 90-сильным моторами, видеться на воде с которыми совсем не хотелось. Так и оставалась вся огромная акватория в устье реки нетронутой и закрытой для визита простыми людьми. Но терпение лопнуло, народ восстал, беглого «поручителя» вывезли из страны его покровители, — и ворота в его бывшее охотничье хозяйство открылись, как по мановению чудесной палочки.
Конечно, этого делать было категорически запрещено — отечественные люди, увы, не могут культурно отдыхать на природе — в невинно-чистых до этого местах сходу стали расти кучи мусора, начались возгорания прибрежного тростника и сухого камыша. Причем, все посещающие эти места рыболовы приезжали на автомобилях — неужто тяжело собрать после себя мусор в пакет и довезти до ближайшей урны либо мусорного контейнера? Но, к громадному сожалению, как показывает повседневный опыт, отечественные люди по-хорошему не знают, исходя из этого я на месте новой власти снова закрыл бы заезд для автомобилей и вернул этим благодатным местам статус национального заповедника.
Нужно заявить, что устье Тетерева, конечно, место весьма рыбное, к тому же в том месте много лет никто не ловил рыбу — конкретно исходя из этого ко мне и ринулась огромная армия рыболовов всех мастей. В отдельные дни на воде на всей немаленькой акватории от лодок было просто-таки черно. Кто пробовал ловить плотву на фидер, кто джиговал, но самой бессчётной была, как в любой момент, армия поклонников «высокоинтеллектуального» моторного троллинга. Другими словами, все в одночасье бросились в том направлении, где до этого ловить запрещали. Во многом людьми руководил чисто обывательский интерес — а что ж в том месте такого увлекательного, в этой запретной территории? Плюс, каждого рыболова постоянно греет идея, что в том месте, где раньше была запретка, за годы расплодилось немеряно рыбы, исходя из этого поймать ее несложнее несложного. Частично это было правдой: рыбы, причем самой различной, было вправду довольно много, но вот поймать ее выяснилось не таковой уж несложной задачей, как казалось на первый взгляд. Так как, как мы знаем, наличие громадного количества рыбы в каком-либо водоеме отнюдь не гарантирует того, что ее в том месте возможно наловить без упрочнений в неограниченном количестве. Но, как говорится, «дурень думкою багаже» — и много искателей рыболовного счастья из Киева и окрестных сел в надежде на успех каждый день ехали на устье Тетерева.

Выехали мы из Киева ночью двумя автомобилями громадной компанией из семи человек, в наличии
были три громадных надувных лодки под моторами: добрая половина товарищей были начинающими спиннингистами, но энтузиазма всем было не занимать, все рвались в бой. Ворота в бывший заповедник, ранее постоянно державшиеся на замке, были открыты нараспашку, охранники-церберы в камуфляже и с резиновыми дубинками провалились сквозь землю — благодать! Проехали около пяти-шести километров через ночной лес, миновали ворота в бывшую резиденцию «бати» называющиеся «Остров», проехали маленькое село Пиляву и скоро въехали в конечную точку отечественного путешествия — маленькое село Богданы. Шел всего лишь первый час ночи: до восхода солнца было ещё на большом растоянии, и мы не торопясь расположились около столика, находившегося у воды, поужинать и выпить кофейку. Опоздали желающие выпить по пятьдесят граммов за приезд, как, не обращая внимания на ночной час, рядом неясно откуда материализовался потрепанный местный забулдыга и чуть ли не в ультимативной форме «настойчиво попросил» выпить и закусить. Один отечественный товарищ по доброте налил болезному рюмочку, дал бутерброд, но в то время как обнаглевший «деклассированный элемент» «настойчиво попросил» продолжения банкета, его мигом прогнали.
Решили переехать с берега заливчика около села, где мы остановились, поближе к громадной воде, поскольку соседство с назойливыми алкашами совсем не радовало — не хотелось портить себе нервы и грядущую рыбалку из-за каких-то придурков. Скоро собрались и, мало попетляв в ночном прибрежном лесу, выехали к выходу на громадную воду, где нам предстояло сбрасывать лодки. Скоро завершив поздний ужин, мы залезли в автомобили, чтобы покемарить еще пару часиков до восхода солнца. Время пролетело, как один миг: думается, лишь успел не обращать внимания, как нужно подниматься — за окнами уже серело небо, а на востоке обозначился розовым отблеском восход солнца. По-стремительному накачали лодки, а до тех пор пока собрали снасти, уже совсем развиднелось. За пять минут спустили на воду три лодки и поплыли через проход в высоком камыше навстречу собственному рыболовному счастью.
Мы с напарником были тут в первоначальный раз, исходя из этого акваторию, понятное дело, не знали и надеялись лишь на интуицию. Кратко посовещавшись, мы решили двигаться вниз по течению, по направлению к впадению Тетерева в Киевское водохранилище. По руслу глубина была приличной, и находилось достаточно сильное течение, но так как мы оба не были приверженцами джиговой ловли, то стали искать протоки-ответвления без течения (либо хотя бы с умеренным), где возможно нормально ловить на воблеры. Первое, что мы нашли, ткнувшись наугад в пару красивых с виду извилистых проток, петляющих среди большого камыша, это их малая глубина — всего метр-полтора. В принципе, на такую мель и идёт щука перед нерестом, но так как было неизвестно, отнерестилась местная щука либо еще нет, то мы решили поискать места чуть поглубже.
После пары попыток находим достаточно широкую протоку с глубиной в начале 2-2,5 м, к тому же и без течения. Это был настоящий презент, поскольку по всем показателям место для стоянки хищника тут совершенное. Такие предположения подтверждало и наличие громадного количества небольшой рыбы, которая то тут, то в том месте всплескивала по всей площади водного зеркала: раз кормовой рыбы довольно много, то и щука подобающа поблизости держаться конкретно. Якоримся посередине протоки и начинаем делать забросы к растущему на протяжении береговой линии камышу, около кромки которого сходу начиналась приличная глубина. Проходит полчаса, час… Поклевок нет. Переходим с места на место, меняем воблеры, товарищ пробует даже джерк — все впустую. Рыба, если она тут имеется (а ее тут просто не может не быть), настойчиво отказывается хоть как-то реагировать на предлагаемые ей различные приманки.
Нужно было что-то предпринимать, тщетное полоскание приманок ни к чему доброму привести не имело возможности. Проводку варьировали, как хватает фантазии, но тоже без какого-либо достигнутого результата. Солнце уже встало достаточно высоко, а мы еще даже не распочинились. Действительно, в том, что щука тут вправду имеется, мы убедились — протвичив напрасно фактически все расстояние до лодки, я решил вымотать воблер, чтобы сделать очередной заброс. И вот как раз в тот момент, когда я начал энергично выматывать шнур, почувствовал как бы легкий навис, но замешкался и не подсек… Вот досада, так позорно прозевать первую осмотрительную поклевку!
Смещаемся до того места, где протока сильно поворачивает и сужается — тут отмель с обилием и метровой глубиной прошлогодней травы на дне. Якоримся и пробуем ловить, забрасывая на глубину и проводя отечественные приманки через бровку. Из-за поворота показывается лодка с отечественными товарищами, которые, подплыв, хвастаются тремя щучками под кило и несколькими окунями на кукане. Вот это номер! Начинаем расспрашивать — что да как, но тут все трое начинают говорить версию поимки щук мало по-различному… Меньше, выбили мы из них признание, что вся рыба поймана на крэнки троллингом — тем самым, что в среде настоящих рыбацюг считается легко неприличным, потому, что этот метод ловли весьма добычливый, но невыразимо неинтересный и, в случае если выражаться прямо, легко тупой.
Несомненно, троллинг весьма популярен, сейчас лишь ленивый не занимается этим промыслом: никаких особенных требований к приманкам и снастям, голову в ходе ловли «включать» необязательно, а рыбка, однако, ловится. Берешь спиннинг за 200 грн., катушку приблизительно такого же ценового диапазона, шнур покрепче, набор недорогих крэнков с различным заглублением — вот и все, комплектация снасти закончена. И погнали бороздить водные просторы на протяжении свала либо линии кувшинок… Дальше задача «рыболова-спортсмена» сводится лишь к выниманию из воды клюнувшей рыбы либо очистке воблера от травы при зацепе. Другими словами, грубо говоря, буксируемый за кормой лодки воблер ловит сам — весьма комфортно и, основное, не требует лишних телодвижений: возможно пивка (либо чего покрепче) попить, рассматривая проплывающие мимо пейзажи. Причем, пакуется в мешки полностью целый улов, включая полупрозрачных 300-граммовых щурят — вот это бесит больше всего! Одним словом, троллингисты нам, честным-спиннингистам, не товарищи.
Из диалога узнается, что вся рыба поймана фактически «из-под мотора», при минимальном отпуске приманки, порядка на 6-7 м, другими словами, воблер шел практически в буруне, создаваемом вращающимся винтом. Причем, щуки были покрыты «с ног до головы» небольшими пиявками, что свидетельствовало о том, что рыба неактивна и стоит на месте без перемещения. Это, к слову, нас нисколько не поразило. Компания новоиспеченных «троллингаторов» отъезжает от нас, и практически тут же на отечественных глазах один из парней опять ловит на какой-то недорогой крэнк килограммовую щучку. Крики восхищения, пакование рыбы в кулек-традиции троллинга нарушать запрещено. Их лодка прячется за поворотом протоки, провожаемая отечественными насмешками по поводу «позорного скатывания в ряды «моторастов». Перед отплытием мы с напарником успели высмеять их за предательство совершенств ловли взаброс, на что товарищи в полной мере резонно, на их взор, ответили, что раз не клюет взаброс, но ловится троллингом, то мы выбираем второй метод. Люди мы, дескать, негордые. Действительно, пословица имеется ветхая и весьма добрая: «Простота хуже воровства», ну да Всевышний с ними, пускай ловят, как желают.
Отправляемся по протоке, которая, причудливо петляя в высоченных камышах, течет в сторону многокилометрового разлива в районе села Страхолесье — этот огромный по площади «жабовник» мне отлично знаком. окуня и Щуки, среди них и больших переловил много, лишь вот, к сожалению, с каждым сезоном хищник ловится все хуже и хуже. И виной тому как браконьеры, выцеживающие сетями и вышибающие электроудочками все живое в воде, так и отечественный брат спиннингист, забирающий иногда все, что поймает, даже мелочь позорную. Так что, необычного ничего нет — необычно, напротив, то, что рыба до сих пор умудряется хоть как-то выживать, не обращая внимания на настоящий геноцид водного мира, творимый везде человеком.
Пробуем ловить. Бросаем якорь в самых красивых, на отечественный взор, перспективных местах, но увы — все тщетно: щука намертво захлопнула рот на замок и отказывается от любых предлагаемых ей приманок. настрой и Запал на победу начинает мало-помалу испаряться, как утренний туман под броским солнцем. Приходит понимание того, что сейчас мы на неклевый день; такое тоже случается, исходя из этого мы не очень сильно огорчаемся. В защищенной от ветерка протоке становится чуть ли не по-летнему жарко, меня разморило после, вычисляй, бессонной ночи, но стараюсь все-таки не сдаваться, медлено занимаясь перебором приманок. Время близится к обеду. По-стремительному перекусываем и решаем еще часок половить, после чего будем сматывать удочки — все равно не ловится, и отечественное смелое упорство ни к чему не приведет.
Пристегиваю к поводку медлительно всплывающий Side Step от Evergreen и делаю заброс как раз на центр неширокой в этом месте протоки, глубина в том месте порядка 2 м. После приводнения воблера не спешу затевать проводку, позволяя успокоиться водной глади. Ловля уже происходит как бы на автопилоте, чисто механически. Рывок, еще рывок, потом пауза и маленькая плавная потяжка… В этот самый момент что-то с силой рвануло спиннинг у меня из рук: я от неожиданности чуть за борт не вывалился. Удилище выгнуло в дугу — невидимый до тех пор пока соперник под водой отправился по плавной кривой к камышам: этого допускать было никак запрещено, исходя из этого я попытался силой завернуть рыбу на чистое место. Она так же, как и прежде не показывалась на поверхности, сопротивление стало очевидно ослабевать — сказывалась мощь мультипликаторной снасти, которая, играючи, удерживала рыбу, не давая ей уйти в камыш либо траву и запутать снасть.
Еще секунд десять, и утомившийся соперник всплыв на поверхность, устало завалился набок, блеснул белой чешуей бок — вот дела, никак жерех?! Дальше было уже неинтересно: подведя обессилевшую от маленькой, но яростной борьбы рыбу к борту лодки, подхватываю ее за загривок коротким рывком и рукой забрасываю вовнутрь. Это был красавец-жерех весом очевидно за два кило. Вот это «нежданчик» — ловили щуку, а поймали жереха, причем, в совсем несвойственном для него месте. Однако, было весьма приятно в таковой бесклевый день по воле судьбы побороться с хорошим соперником — таких ситуации запоминаются на долгое время.
Решаем сворачиваться и плыть к берегу, до которого было как минимум несколько километров. Предстояли дальняя дорога и сборы к себе. По дороге к базисному лагерю мы видели, что целый берег и все острова были усеяны любителями фидера — это были любители половить весеннюю плотву. Троллингистов тоже хватало — они бороздили русло с громадными глубинами взад-вперед, монотонно и как-то обреченно, остановившись в лодках в унылых позах. Словом, аншлаг на воде и по берегам был полный — и это в будний день, а что будет тут твориться в выходные, возможно лишь представить…
Уезжали мы с неоднозначным чувством: места тут, несомненно, прекраснейшие, но огромный рыбацкий прессинг угнетал легко физически. А так как мы ездим на рыбалку не за рыбой, а за отдыхом, нужно в пустынном месте, то я решил больше ко мне не возвращаться — слава Всевышнему, увлекательных мест в округе полно. Под негромкий диалог товарищей, которые делились впечатлениями от рыбалки да под тряску автомобили на дорожных ухабах я незаметно задремал, и во сне еще раз переживал борьбу с прекрасной и сильной рыбой.

Задумайтесь, из чего создают привычные для нас вещи: скотч, пакеты, канистры для воды? Всё это возможно делать из дешёвого и недорогого материала – полиэтиленовых гранул. Они получаются после переработки такого сырья как Отходы ПНД пленки. Мы занимаемся сбором отходов и предстоящей их переработкой. Также мы реализуем гранулы по низким стоимостям. Купить их возможно, связавшись с отечественными представителями.

Добавить комментарий