Влияние вращения земли

Влияние вращения земли

Описание возможно закончить рассмотрением следствия вращения Почвы, которые в некоем роде очень необычны. Глубинная вода, которая смешивается с верхним слоем, подобающа испытать чисто вертикальное перемещение (это перемещение через чур незначительно, чтобы его измерить — только пару метров в год, но нам известно о его существовании по косвенным данным). Чтобы этот восходящий поток был вероятен, должно иметь место компенсационное боковое подтекание воды. Отыщем в памяти, что на вращающейся Почва этот боковой подток ведет к повышению скорости вращения, и исходя из этого, чтобы сохранялось соответствие с вращением подстилающей Почвы, вода подобающа двигаться от экваториальных районов в направлении к ближайшему полюсу. Но источник этой холодной глубинной воды находится в высоких широтах. Откуда же она берется вблизи экватора?

Ответ тот же, что и для ветровой циркуляции. Холодная вода подобающа перемещаться также в западном пограничном течении, чтобы по мере продвижения приобретать нужный момент вращения. Имеются прямые доказательства существования западного пограничного течения в северной части антлантического океана, и имеется кое-какие показатели, показывающие на такое течение в южной части Тихого океана, но информацию о большинстве остальных течений только косвенные. В северной части Тихого океана, по всей видимости, не имеется источника холодной воды, так что глубинная вода, находящаяся в том месте, подобающа поступать из районов Антарктики.
Мы видели, что воздух приводит в перемещение океан и что тепло, поступающее из океана, -главный источник энергии воздуха. Между этими двумя совокупностями существует тесная связь. Типы атмосферной циркуляции определяют совокупность океанских течений, которые со своей стороны воздействуют на то, где и какое количество тепла высвобождается в воздух. Потом, типы атмосферных потоков определяют темперамент облачности над определенными частями океана и, следовательно, степень их прогрева. Атмосферная совокупность не особенно стабильна. В каждом районе бывают очень холодные либо мягкие зимы и очень мокрое либо сухое лето. Постоянство таких аномалий в течение нескольких месяцев наверняка требует участия океана, потому, что время сохранения чисто атмосферных явлений весьма маленькое. Долгопериодные климатические трансформации (такие, как «небольшой ледниковый период», что продолжался около сорока лет в начале XIX столетия) еще более возможно были связаны с трансформациями в океанической циркуляции. Еще более драматическими являются события великих плейстоценовых оледенений. Предложено пару теорий для объяснения этих событий, и потому, что эксперты не сходятся во мнениях, нам направляться воздержаться от каких-либо утверждений. Однако, думается в полной мере вероятным, что совокупность океан-воздух имеет последовательность более либо менее устойчивых схем циркуляции. Иначе говоря существует пару разных состояний, в которых воздух будет оказывать влияние на океан так, что он отдает воздухе тепло в том количестве и в тех местах, которые нужны чтобы это состояние сохранилось. Конечно, из-за сильной турбулентности в воздухе это равновесие всегда нарушается. В случае если совокупность устойчива, то должны вступать в воздействие силы, стремящиеся вернуть прошлые условия после каждого такого нарушения. Но при наличии нескольких устойчивых моделей быть может, что особенно большие нарушения поменяют одно устойчивое состояние совокупности на второе.
Представим себе игральную кость, лежащую в кузове грузовика, что едет по неровной дороге. Кость устойчива на одной из собственных шести граней, так что, не обращая внимания на тряску, вверху находится одинаковая грань, пока особенно сильный толчок не тряхнет кость так, что она упадет на другую грань, после чего останется лежать в этом новом положении. По-видимому, запрещено совсем исключить возможность того, что совокупность океан-воздух ведет себя как-то подобно этому. Возможно, не так давно мы дружно были «подброшены» и кость выкинула, скажем, «четыре», а двести лет назад кость имела возможность бы ненадолго упасть на «три», а потом опять продемонстрировать «четыре». А в один раз она может продемонстрировать «змеиный глаз» (единицу), и наступит новое оледенение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *